Крест
Покайтесь, ибо Господь грядет судить
Проповеди отца Олега Моленко - propovedi.com
Главная страница сайта Печать страницы Персональный видеоканал отца Олега Вниз страницы Вверх страницы   К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице
Перевод
Добавить в закладки:
ВКонтакт Facebook Twitter Blogger Livejournal Яндекс Mail.Ru Одноклассники Google+

Проповедь

О царице добродетелей – молитве

Во Имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь!

Сегодня, в 31-ю неделю по Пятидесятнице, которая называется неделей пред Богоявлением, мы светло празднуем Праздник Святого Обрезания Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и память святителя Василия Великого – архиепископа Кесарии Каппадокийской.

И в преддверии Богоявления – или Святого Крещения Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа – хорошо ещё раз вспомнить и поговорить о царице добродетелей – молитве. Ибо молитва – это основа нашей христианской благочестивой жизни и нашего спасительного подвига. И сколько о ней ни говори, ни читай, ни размышляй, сколько ее ни практикуй, всегда есть нужда опять и опять возвращаться к разговору о молитве, чтобы проследить правильно ли мы проходим молитвенный подвиг, работает ли наша молитва; и если она НЕ работает, не приносит плодов или плохо работает, необходимо выяснить, почему она остается безуспешной, неуслышанной, не принятой Богом. Всё это нужно время от времени проверять, внимательно следя за собой. Ибо при внимательной жизни молитва является зеркалом души.

Важно отметить, что, говоря о молитве, прежде всего мы имеем в виду упражнение краткой молитвой с Именем Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, именуемой Иисусовой молитвой. Святые Отцы называли, собственно, молитвой именно призывание Имени Божия с целью покаяния. Это делание называется еще трезвением или очищением помыслов.

Но, если говорить о молитве вообще, то необходимо отметить, что она имеет два основных вида, различных по своему проявлению и значению. Если мы будем путать эти виды молитвы, смешивая один с другим, то не получим должного плода. Первый основной вид молитвы – это Церковная Общественная молитва, на которую мы собираемся в храме или в каком-то молитвенном месте и, совместно с духовенством и со всеми братиями и сёстрами, совершаем церковные богослужения: литургию, утреню, вечерню, полунощницу, панихиду, молебен и службы, посвященные церковным таинствам. Эти последования Церковные сопровождаются молитвой, именуемой Церковной или общественной. А есть молитва домашняя, личная, келейная – та, которой мы сами наедине пред Богом занимаемся. Это совершенно разные два вида молитвы.

И вести себя, занимаясь этими двумя видами молитвы, нужно совершенно по-разному. Церковная молитва чаще всего выполняется священнослужителями, а также подготовленными чтецами, которые от лица всех присутствующих, всей Церкви, всего народа читают или поют положенные в данном последовании молитвы и песнопения, в то время как остальные внимают чтению, иногда присоединяясь к общим молитвам – таким, как "Отче наш...", "Символ Веры" и некоторым другим.

Во время совершения Церковной Общественной молитвы присутствующие и участвующие в ней христиане, как правило, прячут свои чувства. Они не выпячивают их наружу, потому что каждый из них может иметь в данный момент своё переживание, совершенно не совпадающее с чувствами окружающих. У кого-то на сердце печаль, и он переживает ее внутри себя, сокрушается, кается. У кого-то на сердце радость, и он благодарит Бога, восхваляя Его. В одно и то же время, в одном и том же месте, во время одного того же богослужения, при вознесении одних и тех же молитв, люди могут испытывать совершенно разные чувства. Поэтому, если каждый начнет выражать их внешне, то возникнет неразбериха и хаос из-за разности этих чувств и их выражений. Никому это не послужит на пользу. Кроме того, подобное выявление своего состояния неполезно, потому что либо тщеславие такого человека тут же окрадет, либо бесы. И получается, что зря он будет подвизаться.

Поэтому Святая Церковь мудро и справедливо предписывает чтение Церковных молитв монотонным речитативом – спокойным, ясным, природным голосом без каких-либо особых выделений и выражений. Чтец читает, остальные слушают. Если они и переживают, то внутренне, не выдавая своих чувств. Ибо основной целью такой молитвы является совместное соединённое ее вознесение от лица всей Церкви, от лица присутствующего Духовенства, паствы. И сила её зависит не от нашего личного переживания, а от духовной мощи собравшихся вместе отцов, братий, сестёр, которые, будучи едины своей верой и послушанием Церкви, возносят эту молитву, именуемую Церковной и таковой являющуюся, поскольку она принимается как произносимая от лица Церкви. Поэтому и сила ее в этой Соборности, Церковности. Господь принимает ее как особо сильную, мощную молитву.

Ибо Святые Отцы сказали в отношении силы Церковной молитвы, что одна молитва "Господи, помилуй", вознесенная в храме во время богослужения, стоит тысячи таких же молитв, произнесённых человеком дома наедине. То есть Церковная храмовая молитва примерно в тысячу раз сильнее нашей личной. Молитва, возносимая каждым из нас в храме, в тысячу раз усиливается по причине того, что она становится Церковной, соборной, общественной.

Поэтому никак нельзя пренебрегать этим великим даром. Когда есть возможность, необходимо участвовать в совместных богослужениях и умолять Господа о тех нуждах, о которых Церковь учит нас молиться во время богослужений в своих ектеньях, а также, где уместно и разрешается, вставлять свои личные прошения к Богу, которые – чтобы не мешать общей молитве – вслух не выражаются, а просто мысленно добавляются к совместному молению. Возможность использовать силу Церковной молитвы еще для каких-то личных наших нужд – это тоже очень великая помощь и приобретение.

Но Церковная молитва, будучи славословящей Бога, благодарящей Его и просительной – т.е. умоляющей Бога о получении чего-либо, – никак не является той молитвой, которая дает непосредственное духовное развитие нашей личности.

Для того, чтобы духовно расти, в том числе расти в молитве и через нее приобретать смирение, прежде всего, сокрушение, плач и все прочие необходимые для спасения добродетели, нужно заниматься помимо Церковной общественной молитвы еще и домашней, келейной, которая, кроме места общественного богослужения и собраний, всегда нам доступна. Потому что, где бы мы ни находились, нам должно заниматься этой молитвой, даже присутствуя на богослужении и внимая ему, мы можем, – если уже стяжали навык, – произносить и личную свою молитву: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго (или грешную)". От этого произношения внимание к Церковной молитве и ко всему богослужению будет только увеличиваться. Польза от нашей Церковной молитвы будет ещё больше, если мы через молитву личную будем воздействовать на свое естество, на свое состояние.

Церковная молитва может быть только по временам, когда сходится церковная община на совместную молитву или богослужение. А личную молитву можно возделывать везде и всегда. Она может быть и во время богослужений, и без богослужений, сопровождая нас всегда, что бы мы ни делали, чем бы ни занимались в течение жизни. Все действия, направленные на удовлетворение наших нужд – приготовление пищи, ее вкушение, занятие учёбой, работой и т.д., – должны сопровождаться личной молитвой. Но кроме этого обязательно нужно посвящать несколько ЧАСОВ – хотя бы несколько часов в сутки при нашей жизни в мiру и загруженности всеми необходимыми делами мiрскими – сугубой молитве наедине пред Богом. И уже никакие заботы не должны нас в эти избранные часы безпокоить. Нам необходимо изгонять все мiрские помыслы и ощущения, посвящая эти часы углублённой, внимательной, серьёзной молитве, во время которой, собственно, и будут происходить самые важные изменения в нашем состоянии: духовный рост, приобретание опыта и вымаливание всех необходимых для дела спасения добродетелей, средств, вразумлений и указаний. Всё это будет происходить именно на молитве!

Поэтому личная молитва является зеркалом, отражающим наше состояние и позволяющим нам судить о нем. Если душа расположена к молитве, ревнует о ней, легко и быстро настраивается на молитву – это свидетельствует о правильном, здоровом устроении этой души.

Если же проявляется холодность к молитве, леность, небрежение, нежелание возделывать ее, и только из страха вечных мучений, по нужде человек, подавляя и заставляя себя, начинает ею заниматься – это говорит о тяжёлом болезненном состоянии его души, о нечувствии, помрачении, чрезмерном увлечении какими-то житейскими делами, либо о какой-то страстной привязанности, которая препятствует молитве, угашая наш дух. Важно помнить слова Апостола: "Духа не угашайте" (1 Фес.5,19), потому что с угашанием духа и наша молитва, будучи напрямую связанной с ним, тоже умаляется, гаснет и превращается в некое жалкое внешнее проявление – малоэффективное, малополезное, существующее больше для самообмана.

Молитва соделывает для нас несколько важнейших вещей. Прежде всего – защищает от духов злобы и влияния нашего падшего естества. Поэтому молитва имеет защитную функцию. Неслучайно многие псалмы и молитвы, предлагаемые Святой Церковью для нашего личного употребления, содержат прошения о защите от духов зла, от демонов. В Господней молитве "Отче наш..." мы просим Бога: "...избави нас от лукавого". В 90-ом псалме мы видим прошения о защите от "страха нощного, от стрелы летящия во дни, от вещи во тме приходящия, от сряща, и беса полуденного" (Пс.90,6). Молитва "Да Воскреснет Бог...", молитвы Кресту и Ангелу-Хранителю также содержат прошения о защите нас.

Поэтому Святые Отцы совершенно справедливо учат нас, что оставление молитвы является страшным грехом. Не потому, что само оставление молитвы Бог порицает, но последующий этому оставлению вход в нас бесов! Совсем оставив молитву, мы лишаем свою душу защиты. И демоны, видя это, входят в нас. Естественно, войдя в человека, они причиняют огромный вред душе, пытаясь ее погубить. И некоторые души иногда окончательно гибнут от такого небрежения и бесовского присутствия. Господь попускает демонам войти и коварствовать в нас, потому что мы сами добровольно нарушаем Его заповедь и допускаем их.

Поэтому, как бы мы ни устали, как бы нам ни хотелось спать, как бы ни велико было желание рухнуть и не молиться, нам должно пересилить себя, помятуя о защитной функции молитвы. У нас бывают разные состояния. Можно очень устать на работе или от каких-то скорбей и искушений, НО мы не должны приклонить голову к подушке, пока не помолимся каким-то самым необходимым минимумом. Нет необходимости в этом случае вычитывать большие последования, каноны, акафисты, псалтырь и т.д., но нужно воспользоваться защитной функцией молитвы и прочитать самые важные краткие молитвы, чтобы оградить себя на предстоящую ночь или на грядущий день, хотя бы от злого воздействия. Пусть мы ничего не приобретём, но хотя бы сохраним то, что в нас уже есть и защитимся от любого возможного воздействия духов злобы. Эта функция молитвы никогда не должна оставляться. Мы должны перед сном или перед любым нашим действием обязательно помолиться хотя бы этим минимумом.

Наша личная келейная молитва тоже имеет разные виды. Просительной молитвой – или как ее иначе называют прошением – нам должно молиться в самую последнюю очередь. А до этого мы обязаны навыкать к употреблению благодарственных молитв к Богу, которые должны быть не большими, не длинными, но обязательно включаться в наше домашние правило. Это: славословие, благодарение Богу и молитва о врагах, которая очень помогает нам в стяжании милости Божией и благодати. Ибо Господь заповедал нам молиться о своих врагах. Именно этим мы, христиане, и отличаемся от язычников и других грешников, что прощаем своих личных врагов, молимся о них, благословляем и этим закрываем доступ греха в наше сердце, исполняем заповедь и стяжеваем благодать. Затем следует молитва о благодетелях и о ближних наших, о которых мы всегда по жизни переживаем и заботимся. И в последнюю очередь – молитва-прошение.

Но самой главной молитвой является молитвенное призывание Имени Божия с целью покаяния, которое содержит прошение, заключающееся в словах: "помилуй мя" (или "помилуй меня" – по-русски). Слово "помилуй" содержит в себе все необходимые для нас прошения. Краткое выражение "помилуй мя" включает всё, о чем только человек имеет нужду просить у Бога. Не расписывая конкретно все наши нужды и немощи, мы просим у Господа милости: "помилуй мя", которую Он изливает на молящегося человека, если тот правильно смиренно предстоит пред Богом и с верою и усердием Ему молится. Такой человек обязательно получит просимое, ибо обещание Бога непреложно: "Просите, и дано будет вам" (Мф.7,7).

Просительные молитвы имеют как бы два вида. Когда молимся Иисусовой молитвой – "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя", – мы выражаем свое прошение общей формулой: "помилуй мя". Эти слова, как было уже сказано, включают в себя все основные прошения без их расшифровки. Но иногда необходимы конкретные прошения о том, в чем мы имеем нужду. Тогда помимо общей молитвы – "...помилуй мя", – мы молим Бога о даровании конкретной помощи в деле спасения, например: "Господи, даждь ми плач за грехи моя" или "Господи! даруй мне зрети моя согрешения и не осуждати брата моего".

Если мы часто согрешаем осуждением, если не видим и не чувствуем своих грехов, то мы пребываем в погибельном устроении. Поэтому все внимание мы сосредотачиваем на том, чтобы выйти из этого состояния. Имя Божие обязательно действует на нашу душу благотворно: оно оживляет, отрезвляет, ободряет, укрепляет ее, даже если мы находимся в тяжелом погибельном состоянии. Но мы осознаем нужду в зрении своего греха. Потому что, не видя предметно грех, мы не можем в нем искренне раскаяться, непритворно сожалеть о том, что мы его соделали или продолжаем соделывать. Не видя его, мы не можем возненавидеть этот грех, отторгнуть и заняться насаждением противоположной ему добродетели. Все это становится возможным только когда мы ПО БЛАГОДАТИ увидим в себе этот грех. Не просто узнаем о нем из внешнего источника – из Писания, проповеди или книг – и признаем его существование в себе, как бы со стороны. Такое признание допустимо, но оно малополезно. Такое формальное согласие с правдой, что этот грех в нас живет – "ну да, есть, конечно, ну кто же без греха?!" – не сокрушает душу, не производит должного покаянного действия. А когда мы по благодати, которая прикровенно в нас действует, видим живущий в нас грех, да еще в конкретном его проявлении – как он на самом деле в душе присутствует, какой вред причиняет, каким мерзким является, как он делает нас врагами Божиими (гнусными, смрадными, противными, богомерзкими!), – когда мы ЭТО увидим, тогда воистину ужаснёмся и начнём действительно заботиться о грехе своём (Пс.37,19), чтобы избавиться от него, и будем ревностно умолять Бога о помощи. Поэтому зрение греха своего и своей греховности – это есть первый по важности дар в деле нашего покаяния и спасения. Это основа основ нашего спасения. И мы должны своей молитвой обязательно умолять Бога даровать нам этот дар, на котором основывается следующий дар – сердечного сокрушения или плача.

Сердце наше сокрушается только в двух случаях: от видения грехов своих, либо в случае благодатного воззрения на Страдания нашего Спасителя, опять-таки, по причине наших грехов, за которые Он страдал. То есть в основании сокрушения все равно лежит осознание нашей греховности, которое проявляется двояко. В первом случае мы просто видим свою греховность, свою погибель и все ее последствия – далёкость от Бога, немощь невероятную, неспособность ни к чему доброму, – и об этом сокрушается наше сердце. Во втором случае мы, читая Евангелия о Страстях Господних или вспоминая о Нём, видим Страдающего Спасителя, и, соотнося свою греховность с Его Страданиями, понимаем, что Он страдал и за наши грехи. Своими грехами я причастен к Его Страданиям! Я добавил Ему боли и Страданий своими грехами! От этой мысли, от этого благодатного видения, душа сокрушается порою больше, чем просто от зрения своих личных грехов. Ибо осознавая свои грехи и видя как они отразились на нашем Благодетеле, Спасителе Господе Иисусе Христе, мы, конечно же, сокрушаемся больше, чем просто от видения своей греховности.

Этот дар нужно каждодневно вымаливать в своих молитвах, пока не получим. Как только мы увидим свою греховность – т.е. грех, в нас живущий, – мы обязательно будем иметь сокрушенное сердце и плакать о своих грехах. Поэтому последующим даром, о котором мы просим у Господа в своей домашней молитве, является дар плача о грехах своих. Это настолько великий дар, что мы даже не можем оценить по достоинству величие этого дара для нас грешных, падших, враждующих с Богом, гордых, тщеславных, самолюбивых, самонравных, высокоумных. Все эти мерзкие качества, которые поставляют нас вне Бога, вне Его благодати, преодолеваются сердечным сокрушением с плачем.

"Сердце сокрушенно и – вследствие этого – смиренно Бог не уничижит" (Пс.50,19). Так свидетельствует в покаянном псалме Дух Святый через пророка Давида, который сам прошел весь путь покаяния. Это основа основ покаянного делания. Бог смиренным дает благодать, а гордым противится. Мы должны хорошо усвоить это от Святых Отцов, из Священного Писания. И помнить. Поэтому в этом плане вся наша битва идет за стяжание смирения. Ибо только смиренному человеку благоволит Бог и дарует благодать, без которой мы не можем и шагу ступить в деле нашего спасения и Богоугождения.

Смирение это основывается на сокрушении. Потому что, если смирение приобретается иначе, – не будучи основанным на сокрушении, – оно ненадежно, неустойчиво и легко может быть утрачено. Сокрушение же сердца возникает от зрения своей греховности. Это самый надежный путь стяжания смирения. Такое смирение очень способствует молитве, а молитва, в свою очередь, – росту смирения. И все вместе – зрение греховности, сокрушение по этому поводу и плач о ней, а также очищение от греховных помыслов, которым мы обязательно занимаемся как видом трезвения и терпение находящих искушений – составляет наше покаяние и является уже духовной ступенькой, именуемой нищетою духовною и следующей за ней ступенькой – блаженным плачем.

На этих двух ступеньках – на нищете духовной и на блаженном плаче – и строится всё покаяние грешного человека.

Все последующие вышестоящие ступеньки духовной лестницы говорят о том, что человек прошел основную часть своего покаяния. Он выплакал пред Богом свою греховность, свою далёкость от Бога, свою неспособность ни к чему доброму, оплакал все негативные проявления, которые нам доставило падение человеческой природы. Такой человек сокрушается не только о своих личных грехах, которые он успел по жизни совершить, а об общем падении, в котором он рождается – об этом жутком извращении своей природы, мёртвости ко всему духовному и живости на грех, о неотлипчивости греха. Все это он видит и оплакивает.

Только после оплакивания этого состояния человек примиряется с Богом как раб – ещё не как друг, а именно как раб. Но раб, который уже понимает кто он и стремится с радостью выполнять волю Своего Господина, понимая, что это самое лучшее для него. Именно это доставляет ему самое великое Блаженство! И Господин допускает его в общение, ожидая дальнейшего его роста, чтобы он из состояния благопокорности, стал Ему другом, а не просто рабом. Но для начала велико нам стать рабами Бога Всевышнего! Не врагами, а послушными, благопокорными, смиренными рабами, готовыми выполнять любую Его Волю, любое пожелание, любую заповедь. Это уже велико. После примирения с Богом через нищету духовную и покаянный плач состояние человека начинает изменяться и он восходит на третью ступеньку – кротость. Именно кротость позволяет овладеть человеку землею, то есть всем своим составом, всем естеством, в особенности сердцем.

Поэтому человек, оплакавший себя пред Богом в покаянии, стяжевает над собой власть! И становится, собственно, человеком. Он познал себя, познал свои немощи. Он стал человеком. Ибо "человек – тот кто познал себя", – так утверждает преподобный Антоний Великий. Собственно, с этой третьей из девяти ступенек блаженств – кротости – человек становится воистину блаженным: он овладевает землею – своим сердцем. Уже не сердце диктует ему свои греховные ощущения, а человек управляет им и содержит его в должном качестве – смиренным и сокрушенным пред Богом. Он овладевает всем жительством своим. Ему становится легче владеть своим естеством, управлять им, хотя натиск врага нашего спасения – сатаны и бесов его – и натиск страстей ещё не иссяк и много ещё борьбы предстоит впереди. Но человек находится уже в другом качестве, и помощь ему соприсутствует уже другая. Ибо плач всегда поставляет его в смиренное положение, а смирение и смиренномудрие, доставляемое опытностью при этом делании, делает человека неуязвимым для демонов, которые никак не могут загнать такого человека в обольщение, в прелесть, потому что человек опытно познал, кто он такой на самом деле и что доброе в нём бывает ТОЛЬКО ОТ БОГА. Только Богу он обязан всем хорошим. Он знает это от глубины познания своего духа, своего состояния, которое он по благодати Божией получил и о котором умолял. Себе он уже никогда ничего хорошего не припишет.

Поэтому, занимаясь Иисусовой молитвой, человек параллельно просит в своих молитвах о даровании этих необходимых даров – зрении греховности, плаче, смирении, страхе Божием и мире Божием. Обязательно нужно просить о страхе Божием, который держит нас чистыми и правильно устроенными, ревнующими о своём спасении, опасающимися погибели и других дурных последствий, возникающих при уклонениях. Добродетель страха Божия держит нас вдали от греха и уклонений и сообщает много полезного. Это тоже дар Духа Святаго.

Мир Божий – это уже следующий этап, когда мы просим о том, чтобы Божественный мир посетил нашу душу и пребывал в ней. Это основное прошение во всех Церковных богослужениях. Мы знаем священнические возгласы: "Мир вам!", "с миром изыдем", "с миром помолимся" и другие. Они как бы показывают нам, что христианин, пришедший в храм, уже должен находиться в состоянии, как минимум, этого мира и приобретать, усугублять, хранить его должным образом. Состояние мира говорит о том, что человек прошел первую часть покаяния и из врагов Божиих стал, как минимум, рабом Божиим – благопокорным, смиренным. То есть человек стяжал основу основ покаянного делания – смирение, которое он поддерживает постоянным сокрушением и плачем. Он всегда, при малейшем уклонении, при каком бы то ни было нападении, тут же плачет пред Богом и получает и помощь, и защиту, и вразумление.

Как мать или отец младенца, слыша его плач, сразу бегут и защищают, и сохраняют, и всё необходимое преподают ему, так и в духовной жизни ступенька плача говорит о нашем еще младенческом состоянии. Своим плачем мы призываем Бога и стяжеваем Его милость и благодать, и помощь Его. Мы плачем как дети, и Он тут же приходит. Потому что мы не можем ещё на равных противостоять бесам, мы не можем стоять пред Богом как бы на равных и в таком положении просить Его – это очень высокий уровень. Такое дерзновение имели только друзья Божии, такие как Моисей, Илия, Апостолы, пророки. Нам об этом ещё очень рано говорить. Рано! Поэтому позаботимся хотя бы о том, чтобы приобрести самое необходимое для нашего спасения.

Придя в состояние мира, мы сможем уже преуспевать дальше и подниматься по ступенькам духовного роста. Наша молитва – и Иисусова, и просительная – будет соответствовать каждому из этих состояний, каждой из этих ступенек. Она будет становиться все более сильной, мощной, действенной.

И здесь очень важно постоянно проверять себя в вере ли мы (2 Кор.13,5), так ли предстоим пред Богом и о том ли просим. Эти моменты очень важны в деле нашего спасения. К сожалению, многие современные христиане не уделяют им необходимого внимания, будучи лишены должного духовного руководства, хотя сокровища Святой Церкви, труды Святых Отцов стали повсеместно доступными: благодаря техническим возможностям любой человек может найти сейчас практически любую книгу, дошедшую до нас, любое постановление Церкви. Технически это не составляет сейчас труда. Стоит только заняться этим и через интернет – не обязательно даже ходить в библиотеки и искать книги там – можно очень быстро найти и почитать труды любого Святого Отца.

Поэтому, с одной стороны существует обилие источников в деле спасения, покаяния, а с другой – именно это обилие делает их для нас малополезными. Потому что при обилии и доступности святоотеческого наследия мы не знаем на чем остановить свой выбор, что конкретно для каждого из нас будет работать. Кроме того, необходимо помнить, что состояние новоначальных имеет такую особенность: для них в течении продолжительного временного периода "книга молчит", как совершенно справедливо из своего святого опыта писал святитель Игнатий Брянчанинов. То есть существует такой период, когда Господь не даёт нам пользоваться книгой в качестве вспомоществующего средства, потому что она нам неполезна, не решает наши духовные нужды и проблемы, ибо их надо решать только опытно. Поэтому Господь на некоторое время закрывает для нас книгу, чтобы мы не увлекались книжничеством, и требует от нас занятия внутренним деланием.

Но как мы можем заняться деланием, если некому наставить нас? Очень сложно, долго и опасно заниматься покаянием и молитвой без правильного руководства: о чем помолиться мы не знаем (если Дух Святый не наставит нас), как предстоять пред Богом, как вымолить что-то, о чем просить и в какой последовательности – тоже не знаем. Как и в каком порядке бороться со страстями – не знаем.

А ведь наше покаяние состоит с одной стороны – в очищении, т.е. в борьбе со страстями и очищении от помыслов греховных, а с другой стороны – в приобретении добродетелей, благих навыков. Одно делание без другого не может принести доброго плода. Мы не можем заниматься только очищением, только борьбой со страстями или только приобретением добродетелей. Эти делания обязательно должны быть связаны между собой. Если мы пытаемся сейчас искоренить в себе какую-то конкретную страсть – противостоим ей, умоляем, связываем её, – то тут же параллельно мы должны насаждать на место этой страсти противоположную ей добродетель. Только тогда успех будет надёжным и неизменным. Если же мы боремся-боремся со страстью, но параллельно не стараемся стяжать добродетель, противоположную ей, то, в лучшем случае, мы получим только временный успех: страсть на какое-то время умалится и перестанет на нас воздействовать. Нам покажется, что мы уже избавились от этой страсти, но это будет лишь временным обольщением, ибо противоположная умаленной страсти добродетель не была насаждена и место осталось пустым. Страсть же, укрепившись и выждав время, обязательно опять заявит о себе, напав на нас в самый неподходящий момент, и, вместо обольщения тем, что мы связали ее, мы увидим тиранство этой страсти, ее господство над нами и начнем борьбу с нею опять с нуля.

Поэтому, чтобы не тратить время попусту, мы должны, борясь с какой-то конкретной страстью, обязательно параллельно насаждать противоположную ей добродетель. Всё это происходит, в основном, на молитве и молитвою. Поэтому так важно правильно возделывать ее. Необходимо конкретное руководство для каждого кающегося и молящегося человека. Потому что все общие указания, будучи важными и полезными, дают представление лишь об общем направлении, а у каждого человека возникают еще какие-то свои личные вопросы, которые невозможно решить общими указаниями, а нужно смотреть на состояние конкретного человека. Но основой является, конечно, внимательная жизнь, когда человек наблюдает за своим состоянием через молитву: что с ним происходит во время молитвенного делания. Тогда он может изнести опытному делателю, наставнику, или духовному отцу свое наблюдение и на основании этого получить правильный совет, руководство по конкретному его состоянию, деланию и т.д.

Если же такого наблюдения нет и внимательной жизни нет, то как можно помочь человеку, который даже не понимает, что с ним происходит? При внимательной жизни, при должной ревности о спасении человек начинает правильно на своем уровне видеть себя и своё устроение, о котором он уже может поведать тому, кто в состоянии правильно рассудить и деятельно помочь ему поправить положение, вразумить, наставить и научить.

Обучаясь молитве, человек обучается и покаянному деланию, и стяжанию добродетелей. Все это вместе составляет единое духовное делание, которое состоит из различных элементов, но все вместе они избавляют нас от ветхого человека и претворяют в нового человека во Христе. Молитва – это первостепенное делание по своей важности и силе. Сопутствующие молитве делания являются вспомогательными. Именно молитва – это матерь всех добродетелей и царица всех наших духовных деланий. Молитва является и подвигом для нас, и великим инструментом приобретения добродетелей. Молитва – это место встречи с Богом. Это единственное для нас средство Богообщения. Ибо только посредством молитвы мы общаемся со своим Создателем. Никаким другим образом мы не можем общаться с Невидимым для нас Богом. И это очень важный момент, который люди часто упускают. Они хорошо уясняют для себя из учения Святых Отцов мысль о важности молитвы и ревнуют правильно о ней, и возделывают ее с целью покаяния... Все, казалось бы, хорошо, правильно, но они упускают очень важный момент.

Например, мы читаем Иисусову молитву – занимаемся призыванием Имени Божия. Что мы должны знать для занятия этой молитвой? – Я обращаюсь сейчас к новоначальным. – Прежде всего правильную молитвенную формулу: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго (или грешную)". – Это основная форма молитвы. Есть и другие формы, но сейчас мы не будем об этом говорить. Основная форма именно такая. Ее заповедывали нам Святые Отцы, ее и мы должны придерживаться.

Усвоив это, мы должны помнить, что важнейшим элементом в делании молитвы для новоначального должна быть частота призывания. Но одной частоты недостаточно. Можно призывать имя Божие часто и износить из этого большую пользу, а можно призывать часто и безполезно.

Для того, чтобы частота работала на нас, – и количество переходило в должное качество, – молитва должна быть по возможности внимательной. То есть мы должны внимать словам произносимой молитвы, заключая свой ум в эти слова. Это одно из основных и важнейших деланий при совершении Иисусовой молитвы.

Итак, мы заключаем свой ум в слова молитвы и стараемся при этом, чтобы ни один посторонний помысел – неважно, греховный он будет, нейтральный, или, может быть, даже духовный на вид, – не мешал нашему деланию. Если я произношу Иисусову молитву, то в этот момент не занимаюсь ни Богомыслием, ни духовными рассуждениями, ни заботами о житейском. Я все оставляю и говорю: "Господи! Я буду сейчас заниматься призыванием Твоего Имени. Благослови меня, укрепи!". И начинаю призывать, призывать, призывать, заключая ум в слова молитвы: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного". Никакие помыслы, рассуждения, никакие впечатления не должны в этот момент меня безпокоить. Если они приходят, и я вижу, как бы боковым зрением, что эти помыслы начинают приближаться, то понимаю, что это – искушение, что это брань, это демоны и падшее естество пытаются вырвать меня из моего правильного устроения и из моего спасительного делания. И поэтому я, наоборот, цепляюсь усилием своей воли за внимание и держусь за слова: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного", как за единственную возможность своего спасения. Внимание, терпение и частота повторения этой молитвы – это первые необходимые действия, которые я проявляю в молитве. И так навыкаю.

Но этого недостаточно! Это очень важно, необходимо, но недостаточно! Даже если мы, осознав важность частоты молитвы и необходимость внимать каждому ее слову, будем произносить: "Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного", как будто заливаем эти слова в формы, таким способом удерживая внимание и противясь всем помыслам и ощущениям, которые будут пытаться вырвать нас из внимания – этого недостаточно! Молитва наша при всем внимании, при всей частоте должна быть еще предметной. Она должна быть к кому-то направлена. К кому же направлена наша молитва? – К Тому, Кого мы призываем! А призываем мы Имя нашего Спасителя Иисуса Христа и "...нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись" (Деян.4,12), – так говорит Писание. Во всей вселенной – ни на небе, ни на земле, ни в преисподней – нету имени выше Его Имени. Вся вселенная подчиняется Имени Господа нашего Иисуса Христа.

Поэтому должно помнить, что мы не просто сидим в келлии – в своей комнате домашней – и произносим это Имя со внимаем. Этого недостаточно! Мы молимся! Мы износим из своего сердца, из своего ума эту молитву непосредственно Самому Господу Богу и Спасителю нашему Иисусу Христу, рядом находящемуся. Мы должны уверовать, что Он присутствует прямо здесь и сейчас! Он видит и слышит нас и, хотя мы Его не видим, Он внимает каждому слову. И тогда наша молитва оживёт! Мы будем произносить ее со вниманием, которое будет уже легче держать, потому что естественно обращаться к кому-то конкретно, а не просто говорить самому себе в воздух.

Поэтому, внимая словам молитвы и направляя ум на поверхность сердца, "привязывая" его там лёгким вращательным действием, тем не менее, мы обращаемся к Богу, здесь Присутствующему. Только тогда молитва новоначального будет правильно устроенной.

И, наконец, последнее необходимое молитвенное действие – это сочувствие словам молитвы, которое выражается покаянным чувством. То есть этой молитвой мы выражаем свое покаяние нашему Богу, Спасителю, Царю Иисусу Христу.

Это единственное, что требует Бог от молитвы новоначального. Больше пока ничего не требуется. Но вы должны помнить! – Это частота, внимание, терпение всех прискорбностей во время молитвы, предстояние пред Богом и вознесение Ему слов молитвы с покаянным чувством. Если это делаете, вы блаженны! Ибо вы на правильном пути. Обязательно, рано или поздно, плод этого делания от количества и частоты так совершаемой молитвы, проявится в вас!

При этом мы дополняем ход этого делания прошениями, на которые выделяем конкретное время: либо во время своего утреннего или вечернего правила, либо по ходу Иисусовой молитвы, когда мы молимся, молимся, а потом взываем: "Господи, прости, у меня есть нужда. Я не вижу своих грехов, я их не признаю, я всё время оправдываюсь. Мне кажется, что я не такой грешный. Я понимаю, что это обольщение. Помоги мне! Сжалься надо мною! Даруй мне увидеть мою греховность, даруй мне увидеть ее такой, какой она на самом деле есть, чтобы я ужаснулся, чтобы я испугался, чтобы я действительно позаботился о спасении своем и исповедал Тебя своим Спасителем! Не по-книжному, не внешне, а от глубины духа своего, от глубины своей души ощутил нужду в Тебе! Чтобы я смиренно упал Тебе в ноги и лобызал бы их своим вниманием, своим усердием, ибо губами я недостоин прикасаться к Твоим Пречистым ногам, но, хотя бы таким образом, словно лобызая их, умолял Тебя помиловать, сжалиться надо мною. Если я не увижу свою греховность, то не восплачу и не примирюсь с Тобою никогда! Я это понимаю. Даруй мне зрение зрение моих грехов!" – И так вымаливаем, пока не увидим. Но увидим мы эту греховность, опять-таки, не просто так, не понятно где и как, а во время занятия внимательной Иисусовой молитвой, пред БОГОМ предстоя. Это будет особое умозрение, которое неожиданно придет по благодати, и мы поймем тогда, о чем шла речь, переживем это все на собственном опыте, и станем – наконец-то! – в разряд истинно-кающихся. Это и будет началом покаяния.

Затем, параллельно с мольбой о даровании зрения греховности, просим о плаче и он приходит, опять-таки, либо во время занятия Иисусовой молитвой, либо во время чтения Псалтири, Писания, Святых Отцов, канонов, акафистов или какого-то духовного делания (памятования о Страшном Суде, мытарствах и т.д.). Плач может прийти при любом делании.

Поэтому, наряду с прошением о плаче, мы не забываем о заповеди: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите и отворят вам" (Мф.7,7). Это взаимосвязанные заповеди. "Просите, и дано будет вам", но: "ИЩИТЕ и найдете", а также: "стучите и отворят вам". Нельзя оторвать одну заповедь от другой. Можно сказать, что если ты просишь, то и получишь; но получишь только когда будешь усердно стучать. Тогда и откроется дверь благодати. Но благодать приходит только когда ты готов, когда правильно устроен и когда именно твоему состоянию соответствует ключ, открывающий твоё сердце. Этим ключом может быть какая-то молитвенная фраза, какое-то духовное слово, которым отверзается сердце, и тогда человек начинает сокрушаться и плакать по благодати.

Если это не происходит, то человек, будучи даже в благодатном состоянии, не сможет эту благодать проявить. Она не находит в нем приложения. Она словно висит на нем, воздействует на него, но человек никак ее не проявляет. Вот представьте: стоит человек с ключом – правильным ключом, именно от этой двери! – и тыкает им вверх, вниз, в бок, но никак не может попасть в замочную скважину и сделать необходимое количество поворотов. В результате дверь не открывается.

Так и здесь бывает. Вроде человек и ключ имеет, и дверь правильную c замком, подходящим под этот ключ, но он никак не может понять как ее открыть. И он должен подбирать, подбирать, подбирать способ...

Или другое сравнение: у него много ключей – целая связка, – а замок один. Ключи его – это различные фразы духовные, молитвы, но человек не знает какой именно ключ сработает. И он методом перебора ищет! Один ключ не подошёл, другой – не подошёл, а третий попробовал – подходит! Благодать соединяется с его сердцем и человек получает максимальный результат от соприсутствия благодати: он сокрушается, видит себя в истинном свете, плачет и приобретает опыт. Тогда он правильно подвизается.

Поэтому ещё раз обращаю ваше внимание на важность вышесказанного. Не один раз прослушайте эти указания! Напишите их на скрижалях своего сердца, в памяти ума своего и подвизайтесь именно ТАК, просите именно ЭТОГО, ищите именно ТАКИМ ОБРАЗОМ как сказано, и обязательно вы войдёте в число истинно-кающихся и примиритесь с Богом.

И да будет сие Его милостью, и помощью, и благодатью с каждым из вас.
Аминь.

14 января 2007 года

 


Главная страница сайта Печать страницы YouTube account Вниз страницы Вверх страницы   К предыдущей странице   К вышестоящей странице   К следующей странице
Перевод

Сайт отца Олега (Моленко)
 
© 2000-2016 Церковь Иоанна Богослова
 
 
ов